Брест. Пожар 1915.

23.08.2016 by Юрий Кузнецов

 Почему сгорел Брест в 1915 году?

 Прошло более ста лет с 12 августа 1915 года, когда очередной пожар почти полностью уничтожил наш город.  Последнее время многие интересующиеся заострили вопрос: а как собственно возник пожар в городе? Случайно или нет? Мне удалось найти ряд документов, где пишется про это. Выписки из нескольких приведу в этом очерке. Сразу же четко заявляю, что, говоря о пожарах в крепости, можно точно сказать, что уничтожение боевой техники, складов с боеприпасами, пороховых погребов и т.п. проводилось в соответствии с приказами военного командования.  А вот о причинах возникновения пожара в городе, сгоревшем почти полностью, сказать сложнее.

В году 1990-м, находясь в Бресте в отпуске, я ожидал автобус № 13 напротив автовокзала. Нужно было навестить могилы родных. На скамейке рядом со мной сидел старик. Не помню, чего мы заговорили, но помню, старик сказал, что ему 92 года. Он стал рассказывать о своих молодых годах. Сказал, что сам из Тришина. Говорил, что когда ему было 14 лет, на работу к себе во двор его взяли евреи и научили хорошо работать. Помню четко одну его фразу про 1915 год:

— Тришин сожгли по приказу Николая II …

Именно эта фраза и осталась в моей памяти сильнее всего из его рассказа. Она же и инициализировала в моей голове программу (если хотите, то жажду) познания: что же это был за такой приказ? Почему?

Собственно, тактика выжженной земли была известна с древних пор. Сжигать все добро, чтобы не досталось врагу, а самим уходить в тыл. К сожалению, тогда я был в Бресте недолго. Да и с кем можно было поговорить на эту тему? Тот, кто мог помнить тот пожар, был старше 90 лет. Тем, кому было в 1990-м году 80, во время пожара было 5 лет. Многое они рассказали бы? Кроме того, после первой мировой войны в Бресте практически не осталось коренного населения; так же, как и после второй мировой. Точных данных нигде не встречал, но думаю, что после обеих войн в наш город вернулось лишь несколько сот человек из тех, кто проживал в нем до начала военных действий.

Вскоре и эти свидетели былого ушли. Время безжалостно. Сегодня возможность узнать о том пожаре есть только одна: искать нужную информацию и изучать ее. Книги, журналы, статьи, документы. Ниже приведены выписки из разных источников.  Может быть, это и поможет приблизиться к истине.

Итак, документ №1. Болеслав Вильгельмович Веверн. Полковник русской армии, командир артиллерийской батареи. Из его книги «6-ая батарея. 1914-1917 г.г.: повесть о времени великого служения Родине». Париж, 1938 г.

Дня через два после нашего прибытия получилось распоряжение спешно разгрузить Брест-Литовск от частных жителей до последнего человека включительно… В городе поднялась паника: приходилось бросать всё имущество на произвол судьбы. Квартиры с полной обстановкой, с бельём и даже с носильным платьем. Магазины, переполненные товарами, — всё было брошено несчастными жителями и торговцами. Брест-Литовск сразу изменил своё лицо: замолк, заснул, и только военные мундиры и форменные платья сестёр милосердия время от времени появлялись на улицах.   … Гудит телефон:  — Первоначальное предположение изменилось: с наступлением темноты войскам гарнизона отступить, оставив крепость неприятелю.  … — Ну что же, отступать, так отступим. — И всё.  … Сумерки. Какие-то особенно мрачные. А может быть это так мрачно у меня на душе?

Вдали на горизонте зарево: пылает деревня, третья… Кто мог поджечь, точно по уговору, пустые, покинутые жителями селения? Не немцы же?

Дивизион длинной ломаной линией вытянулся на голом внутреннем крепостном поле. Сзади, справа, слева, всё в огне, всё горит. Мы идём прямо к бушующему морю огня: горит город Брест-Литовск.

Страшное, ужасающее зарево колоссального пожара! Зловещее зрелище!.. Это ад!

А. М. Козырев бросает зажжённую спичку в кучу сваленных на поле крепостных ракет, приготовленных для уничтожения, мимо которых мы проходим. Вспыхнула куча. Высокие языки пламени взвились к небу, закружились в воздухе искры. Огонь в один миг перекинулся на соседние кучи, невидимые нами в темноте.

Лошади в испуге шарахнулись в сторону. Сильный свет залил всё поле. Ночь превратилась в день, не яркий летний день, залитый золотистыми лучами солнца, а бледный, горячий, зловещий.

… Мост через реку Муховец…

Я оставляю у моста офицера и нескольких разведчиков. Через четверть часа они нас догоняют, полк подходит к мосту.  Сзади взрыв! Один, другой… Мост взорван. Жарко. Мы лезем прямо в гигантский костёр: мы выходим на главную улицу города Брест-Литовска.  Две колоссальные стены сплошного огня, бушующего, вьющегося с треском, с шипением, с каким-то стоном. Буря огня!  Нас засыпает искрами, копотью. Горящие головни падают прямо под колёса орудий и зарядных ящиков, под ноги лошадей. Лошади жмутся одна к другой, храпят, ноздри раздуты, мелкой дрожью подёргивается их кожа, и ездовые с сильным напряжением сдерживают их.  Наши лица и руки пылают от жара. Не загорелись бы гривы и хвосты у лошадей, не накалились бы передки и зарядные ящики. Бушующая огненная стихия. Какой ужас и вместе с тем какое величие и какая красота!
Это наши отступающие полки подожгли Брест-Литовск.
…Дышать было трудно от жары. Тут и там лежали груды снарядов, и к ним подступал огонь. Люди были заняты спасением продовольствия из горящих складов, так как не хватало человеческих сил, чтобы потушить такой пожар. 
Мы вышли из цитадели и направились в город. И тут мосты через Мухавец оказались разрушенными; но скоро открывшаяся перед нашими глазами картина заставила нас остановиться, мы поняли, что пока не могло быть и речи о том, чтобы «войти в город». Как вкопанные остановились мы, глядя на это гигантское зрелище. Насколько мог охватить глаз, мы видели сплошное огромное море поднимавшегося к небу огня, над которым, затемняя солнце, вздымалась огромная дымовая туча, возвещавшая на все окрестности: «Брест погиб!»
Вот они, плоды кабинетных рассуждений: уничтожить посевы, убрать население с пути неприятеля.


Документ №2. Из книги Александра Суворова «Брестская крепость на ветрах истории»

13-го августа (речь везде и ниже о 1915 годе) передовые отряды неприятеля вошли в крепость. Говорить о захвате ими города можно было лишь условно; он практически перестал существовать, будучи сожжен отступающей русской армией дотла. Вот что пишет офицер немецкой Бугской армии капитан Пэльман, наблюдавший город с возвышенности на левом берегу Мухавца: «Как вкопанные, остановились мы, глядя на это гигантское зрелище. Насколько мог охватить глаз, мы видели сплошное огромное море поднимавшегося к небу огня, над которым, затемняя солнце, поднималась огромная дымовая туча, возвещая всей окрестности: «Брест погиб».


Документ №3.  Исследователь истории 1 МВ Владимир Богданов. Из статьи «Забытая война. Первая мировая и ее след в истории Беларуси»:

Российским командованием применялась тактика выжженной земли. Старались не оставлять врагу ничего, за что он мог зацепиться. Вывозили оборудование, скот, имущество, разрушали заводы, фабрики, взрывали мосты. Власти писали расписки и обещали людям все возместить после окончания войны. Но наступили революционные времена и об этих обещаниях никто, конечно не вспомнил.


Документ №4. Владимир Бешанов.  Из статьи «Брест это крест» 28.09.2014. «Брестский вестник».

Генерал Лайминг 18 августа рапортовал, что мосты, форты и опорные пункты первой и второй линии на северо-восточной, восточной и юго-восточной стороне Кобринского и Волынского отделов от литеры «В» до литеры «Ж» включительно взорваны до основания, остальные укрепления – разрушены частично. … С особой тщательностью были уничтожены наиболее законченные и совершенные форты «Б» (VIII), «Д» (Х) и «Ж».

      … в последние два дня (т.е. 12 и 13 августа) в очередной раз был уничтожен Брест-Литовск. Ополченцы и казаки, разграбив брошенные дома, приступили к их планомерному разрушению. Согласно докладу Лейминга, «город сгорел», было разрушено около 80% жилого фонда. Из 3670 зданий пострадали 2500.

      Генерал Лидерс вместе с подполковником Миштовтом наблюдали эту картину из деревни Тришин, отмечая на карте время взрыва каждого форта и опорного пункта: «мы были свидетелями незабываемой, душу потрясающей картины феерического пожара: горели не только весь город целиком, его окрестности, строения инженерной мастерской на форту III, но и окрестные деревни на всем доступном глазу пространстве, причем даже отдельные торчавшие на кладбище кресты были охвачены пламенем и горели в виде факелов. Грохот производимых взрывов фортов и стрельба неприятельской артиллерии со светящимися снарядами и ракетами по железнодорожному узлу дополняли феерию».

      Количество военных объектов и мародеров в Бресте превышало «критическую массу», и, брошенный жителями, город не имел шансов уцелеть. Генерал Леш обвинял в пожаре коменданта крепости, а генерал Лидерс полагал, что «полное уничтожение частного и гражданского имущества» являлось следствием беспорядка, царившего среди занимавших город тыловых учреждений 3-й армии, между прочим, упоминая и (Внимание! Ю.К.) особые команды армейских факельщиков, следовавших «в хвосте арьергардов» и поджигавших «ближайшие от пути следования войск здания». Можно сказать, что Брест-Литовск в очередной раз погиб от бедствия под названием «война».

      12 августа 1915 года первыми к линии брест-литовских фортов вышли австро-венгры… К полудню австрийцы пошли на штурм юго-западных фортов «О» и «К», однако были отбиты контратакой. В это же время штаб 3-й армии отдал приказ № 4434 о порядке подрыва фортов и мостов крепости Брест-Литовск.  Около 22 часов,  сразу после снятия с позиций противоштурмовых орудий и отхода частей охранения, предполагалось взорвать капониры и части напольных фасов западных и юго-западных фортов. Это должно было послужить сигналом к поджогу зданий внутри крепостной ограды. … Взрывы следовало произвести в точно отмеренное время, чтобы, с одной стороны, не нанести ущерба отходящим войскам, с другой, не предупредить противника об оставлении крепости.
… Около 22 часов, с отходом сторожевого охранения, начали взлетать на воздух укрепления западных и юго-западных фортов. Цитадель запылала часом раньше от вспыхнувшего по невыясненным причинам артиллерийского сарая, следом загорелись офицерские флигели на Кобринском укреплении. На станциях погрузки в это время жгли остатки интендантского имущества. Около 23 часов арьергарды 3-й армии, не задерживаясь на второй линии фортов, как это было предусмотрено ранее, прошли через город, и началось уничтожение мостов. В полночь начались подрывы фортов Волынского и Кобринского отдела и других укреплений по обе стороны от дорог на Кобрин и Пружаны.
В это же время специальные команды казаков и факельщиков из армейских арьергардов поджигали и взрывали дома в Брест-Литовске.

После отступления русской армии цветущий уездный город Брест-Литовск практически перестал существовать. Было разрушено 80 процентов каменных домов и сожжены практически все деревянные дома центральной части города.


Документ №5. Анатолий Антонович Гладыщук. Из книги «Немцевичи. Правдивая история».

Скоковский дворец всеми своими возможностями сопротивлялся уничтожению. Все движимое и живое покинуло Скоки. Немцы уже были в крепости. Но настойчивая и мужественная Софья, жена Яна Урсына Немцевича и не помышляла покидать дворец вместе с мужем, не смотря на все уговоры командира казацкой дивизии, которому было приказано уничтожить дворец.

     Какие обстоятельства заставили генерала уступить женщине – остается неизвестным. Но он ей дал слово чести офицера, что приказ не выполнит. И приказ не был выполнен на самом деле.


Документ №6. Исследование по теме: «Брестские укрепления 2-й половины ХIХ – 1-ой половины ХХ веков». Под руководством кандидата философских наук, доцента Белоуса Н.Ф., студент 4-го курса филологического факультета Шорох В.С. Брестский Пед. 2005 г.

В 1915 году линия фронта стала приближаться к Бресту… русское командование, напуганное быстрым падением крепостей Новогеоргиевск, Ковно и Осовец, приняло решение оставить крепость без боя, город сжечь, а восточную часть фортового кольца взорвать. Этот позорный (по мнению авторов этого исследования, конечно, — Ю.К.) приказ был выполнен в точности, о чем лучше всего говорит следующий рапорт:

     Его Императорскому Величеству. Коменданта Брест-Литовской крепости Генерала-от-Артиллерии Лайминга Всеподданнейший рапорт.

Вашему Императорскому Величеству всеподданнейше доношу, что, согласно повелению Главнокомандующего Северо-Западным фронтом, в ночь с 12 на 13 августа сего года форты и опорные пункты первой и второй линии крепости Брест-Литовск на северо-восточной, восточной и юго-восточной стороне Кобринского и Волынского отделов от литера В до литера Ж включительно взорваны до основания, а на остальных фортах крепости произведены частичные разрушения. Орудия и наиболее ценные снаряды, заряды и имущество вывезены из крепости в период с 8 по 12 августа включительно. Не вывезенное имущество сожжено. Цитадель сожжена. Город, ранее очищенный от жителей, сгорел в ночь с 12 на 13 августа. Войска оставили крепость также в ночь с 12 на 13 августа. Мосты взорваны. … Подлинный подписал Генерал-от-Артиллерии Лаймингъ.


Документ №7. Вячеслав Васильевич Бондаренко, историк, председатель правления благотворительного культурно-исторического фонда памяти первой мировой войны «Крокi» Минск.  Статья «Сражения Первой мировой войны в Беларуси. 1915-1917»

  Западный фронт возглавил опытный военачальник генерал от инфантерии М.В. Алексеев      …Непосредственные боевые действия на территории нынешней Беларуси начались 12 августа… команда подрывников под командованием штабс-капитана Еремеева под вражеским огнем готовила к взрыву капониры фортов первой линии Тереспольского отдела… расквартированные в крепости части оказали ожесточенное сопротивление, в результате чего бои за крепость растянулась на весь день. В ночь с 12 на 13 августа гарнизон крепости по приказу командования взорвал укрепления и покинул крепость. Чуть раньше был на 80 процентов уничтожен сам город Брест-Литовск.


Документ №8. Советская Белоруссия № 162 (24792). 26 августа 2015. Из статьи «Брест. Ровно 100 лет назад». Автор: Владимир Лихоедов

К 10 августа крупные силы неприятеля сосредоточились у Бреста, были предприняты первые попытки перехода на правый берег Буга. Немецкая авиация начала бомбежки оборонительных укреплений и мест скопления частей русской армии, вплоть до железнодорожной станции Жабинка. …Создалась реальная угроза окружения «Брест-Литовска». Учитывая героическую, но неудачную оборону крепостей «Ново-Георгиевск», «Осовец», русским командованием было принято стратегическое решение об эвакуации. Перед отходом русской армии были взорваны мосты и оборонительные укрепления, уничтожены фабрики, электростанции и другие стратегические объекты … Из-за многочисленных взрывов крепость и город охватил пожар. Разрушено или повреждено было около 80% строений. Большинство жителей покинуло его вместе с войсками.


Историк А.А. Гребенкина пишет в одном из своих исследований, что Брест в 1915 году сожгли немцы. К сожалению, этот документ сейчас не нашел.

*****

 Итак, нигде в приведенных текстах, кроме студенческой работы, нет четких указаний на приказ, предписывающий сжечь непосредственно город Брест-Литовск и окружающие деревни. Однако еще раз процитируем генерала Лидерса: «полное уничтожение частного и гражданского городского имущества являлось следствием беспорядка, царившего среди занимавших город тыловых учреждений 3-ей армии. Но (!) он же упоминает и особые команды армейских факельщиков, следовавших «в хвосте арьергардов» и поджигавших «ближайшие от пути следования войск здания».

«Особые команды армейских факельщиков» не возникли спонтанно и не могли действовать по собственному желанию. Любая команда военнослужащих (т.е. отряд, воинское подразделение) создается только по приказу. Да и вообще в любой армии все делается только по приказам, приказаниям и распоряжениям. Тем более — уничтожение собственной инфраструктуры – военнослужащие могли выполнять только по приказу.

Мыслится, что в этом и кроется истина: часть пожаров возникла из-за беспорядков, другая часть – по приказу.

Теперь для особо дотошных и тех, кто никогда не служил в армии; для тех, кто выдвигает «неоспоримые» аргументы типа:

— Ну, так где, где приказ то? Покажи бумагу! Выходит, и не было никакого приказа!

В царское, советское, теперешнее время формулировка понятия «приказ»,  конечно же, различалась, но суть оставалась всегда одна. Примерно такая.

Приказ — это распоряжение командира (начальника), обращенное к подчиненным и требующее обязательного выполнения определенных действий, соблюдения тех или иных правил или устанавливающее какой-либо порядок, положение.

Приказ может быть отдан в письменном виде, устно или по техническим средствам связи одному или группе военнослужащих. Приказ, отданный в письменном виде, является основным распорядительным служебным документом (нормативным актом) военного управления, издаваемым на правах единоначалия командиром воинской части.

Устные приказы имеют право отдавать подчиненным все командиры (начальники).

Обсуждение (критика) приказа недопустимо, а неисполнение приказа командира (начальника), отданного в установленном порядке, является преступлением против военной службы.

Приказ командира (начальника) должен быть выполнен беспрекословно, точно и в срок. Военнослужащий, получив приказ, отвечает: «Есть» — и затем выполняет его.

Не думаю, что в ходе боев, зафиксированных выше в документах, кому-то пришло бы в голову писать  приказ о том, что нужно сжечь то, что может достаться врагу. Только полный идиот в ситуации, когда враг несет неминуемую массовую гибель личному составу, мог сесть за стол, на стул или просто на пень и начать писать приказ о том, что, как и почему надлежит сжигать.  В ситуации, когда враг тебя убивает, когда для спасения личного состава дорога каждая секунда, достаточно было сказать одно слово: «Жечь!» А заранее созданным командам факельщиков уже были поставлены конкретные задачи для выполнения этого приказа.

Ю. Кузнецов.

22 августа 2016 г.  20:41:06