Лекция немецкого докторанта

04.07.2015 by Юрий Кузнецов

В июне 2015 в Бресте был гражданин Германии. Некий К. Ганцер. Мужчина лет 30-35 неспортивного телосложения с рыжей бородой. Намекнул, что любит пиво. На своей родине считается историком. Докторант Лейпцигского университета. Диссертация по теме «Музей обороны Брестской крепости в Беларуси». Их доктор это чуть выше нашего кандидата наук. В Интернете было написано, что театр «Крылы Халопа» и проект «Европейское кафе – открытое пространство Европы» приглашают на его публичную лекцию. Там же было поведано, что сей историк, живущий в Лейпциге, уже несколько лет занимается исследованием событий июня 1941 в Белоруссии. В своей лекции он будет говорить о боях за Брестскую крепость и их роли в советских и постсоветских дискурсах. Особое внимание будет уделено вопросу о том, как после войны возник нарратив о героической обороне. В рамках лекции прозвучат размышления историка о том, какая культура памяти нужна современному обществу.

Итак, гражданин Германии, потомок тех, кто напал в 1941 году на СССР – наше общее и единое тогда Отечество. Потомок тех, кто потерпел в той войне «горечь величайшего позора, легшего на немцев» (Гейнц Гудериан: «Воспоминания солдата». Русич; Смоленск; 1999), будет размышлять о том, «какая культура памяти» нужна современному обществу. Т.е. — гражданам Беларуси, жителям Бреста. Многие из них родились и выросли на этой прославленной и героической земле. Значит своё понимание «культуры памяти» он предлагает людям Беларуси, где от рук фашистов погиб каждый четвертый, а по уточненным данным и каждый третий ее житель. Погиб от рук тех, чьи руководители и вдохновители из страха перед справедливым возмездием, в апреле-мае 1945 перетравили себя как крыс, видя крах своей позорной и сверхпреступной затеи. Один из них — Геббельс заодно отправил на тот свет сначала своих шестерых детей и жену. Другой – Геринг никак не мог набраться смелости покончить с собой и жил до последней капельки. Принял яд лишь за два часа до повешения. Принесла ему ампулу, скорее всего, его жена, свидания с которой ему были разрешены.

От предложения «окультурить» свою память отказаться было невозможно. А то ведь, действительно – помнится иной раз всякая гадость… Зачем? Уж очень было интересно: что и как советует нам помнить, и до какой степени культурно сей немец.

Для начала же обратим внимание на слово «наррат`ив» в анонсе его выступления. Это же слово, относительно нашего отечественного описания событий в июне-июле 1941 в Брестской крепости, упоминал несколько раз и он. Поясним, что имел в виду он и те, кто анонсировали его выступление. «Нарратив» — обоснованная определенными целями интерпретация фактов и даже некоторых аспектов мира с определенной позиции. В литературе — изложение фактов и событий так, как оно было написано автором. В качестве основополагающей идеи нарративизма берётся идея субъективной привнесённости смысла через задание финала. Термин был заимствован из историографии, где появляется при разработке концепции «нарративной истории», рассматривающей историю не по фактам, а в контексте рассказа об этих фактах, да еще и в интерпретации автора. Т.е. уже по этому одному слову было ясно мнение и установка немецкого историка: наше отечественное освещение обороны Брестской крепости есть литературная выдумка, авторское описание. Дескать, на самом деле все было не так.

Собственно с этого пункта он и начал свою «лекцию». Я взял это слово здесь в кавычки, т.к. любой человек, кто учился в настоящей высшей школе, сразу ясно и точно скажет: лекцией здесь и не пахло. Это было сорокаминутное сообщение или изложение набора плохо связанных собственных мыслей, легко опровергаемых немецкими же документами, но об этом ниже. Внятно Ганцер не ответил ни на один серьезный вопрос. В этой связи возникло твердое впечатление, что если и был где-то нарратив, то именно в его сообщении. Через свои собственные представления, через искажения и глобальные замалчивания или незнания своих собственных, немецких, первоисточников он твердо двигался к заданной им (или ему) цели: дегероизировать подвиг защитников Брестской крепости, да и, в целом, великий подвиг советского народа в разгроме военной машины фашизма в 1945.

Но, приступим к делу. Конкретно. К сожалению, не стал записывать все сказанное им на диктофон, но то, что он излагал, было просто, как блеянье бычка. Оттого легко запомнилось. Приведу только некоторые его постулаты. Итак.

  • В Брестской крепости никакой героической обороны не было. Были лишь локальные бои. Причем только первые три дня. После этого оставшиеся разрозненные группы красноармейцев активного сопротивления не оказывали. Полностью сопротивление прекратилось уже через неделю.

Понятно, что если бы я приводил здесь только официальную советскую точку зрения — многие из поколения выбирающих пиво «Клинское» мне бы не поверили. Да она, в целом, и хорошо известна. Посему буду опираться и на документы гитлеровских военных. А пока напомним лишь, что по плану ведения боевых действий, утвержденному фюрером, на взятие Брестской крепости отводилось 8 (восемь) часов.

По материалам немецкого хрониста П. Кареля  «Гитлер идет на Восток».

Из описания боев в крепости 22 июня 1941 года. Курсив здесь и ниже везде мой — Ю.К.

К полудню (отведенное время на захват Брестской крепости уже вышло Ю.К.) батальоны 135-го и 130-го пехотных полков в одном или двух местах проложили себе дорогу вглубь укреплений цитадели. Однако на Северном острове, так же как в районе офицерской столовой и казарм на Центральном острове, они не продвинулись ни на сантиметр. Советские снайперы и пулеметчики в бронированных башнях преградили путь атакующим. Поскольку наступающие и обороняющиеся находились в тесном боевом соприкосновении, немецкая артиллерия не могла вмешаться.

Во второй половине дня в бой был брошен резерв корпуса, 133-й пехотный полк. Тщетно. Вперед выдвинулась батарея штурмовых орудий. Они вели огонь прямой наводкой из своих 75-мм пушек. Все тщетно.

К вечеру списки убитых пополнили 21 офицер и 290 унтер-офицеров и рядовых. В числе погибших оказались и командир батальона, капитан Пракса, и капитан Краусс, командир 1-го дивизиона 99-го артиллерийского полка, вместе с их штабными офицерами. Стало ясно, что пехоте достигнуть цели на данном участке вражеской обороны не удастся. Штурмовые части были отозваны, и за дело вновь взялись артиллерия и бомбардировщики. При этом немцы старались не попасть в церковь цитадели: там, окруженные, сидели семьдесят человек из 3-го батальона, не имея возможности продвинуться ни вперед, ни назад. К счастью для них, с ними оказалась рация, с помощью которой они смогли сообщить в дивизию о своем местонахождении. С начала Второй мировой войны в окружение немцы попали впервые.

 Из Боевого донесения командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шлипера
о занятии крепости Брест-Литовск

23 июня. Проникшие ночью в крепость части 133-го и 135-го пехотных полков были согласно приказу отведены обратно на блокадную линию. При этом создалось трудное положение, так как русские тут же предприняли атаку на оставляемые районы. Группа немецких солдат (количество неизвестно) осталась запертой в церкви (центральный остров).

С 5.00 на центральный остров и на южную окраину северного острова был направлен ураганный прицельный огонь и удары авиации по площадям. Во время огня действия русских кукушек прекращались, а по прекращению огня немедленно возобновлялись. Опознавать этих стрелков, одетых в маскировочные халаты, было очень трудно.

Около 9.00 из 4-й армии прибыла агитмашина, из которой разъяснялась русским бесполезность их сопротивления и из которой они призывались к сдаче в плен. Эта агитация не давала должного эффекта. Поэтому дивизия бросала в бой новые танки, которые только и могли очистить остров и избежать ненужных потерь.

Между тем продолжался систематический огонь на уничтожение. До 14.00 на командном пункте дивизии появились сначала маленькая, затем большая агитмашины. … вечером одна агитмашина была послана в 139-й ап (Южный остров), чтобы и здесь призвать к сдаче в плен. Однако пропаганда здесь успеха не имела. С наступлением темноты русские предприняли мощные вылазки в направлении города на северо-восток и на восток и сильным артиллерийским и пулемётным огнём заглушили громкоговоритель.

 По материалам немецкого хрониста П. Кареля  «Гитлер идет на Восток».

 Настал рассвет третьего дня штурма Брестской крепости… В полдень сильное штурмовое подразделение 1-го батальона 133-го пехотного полка прорвалось с Западного острова в церковь крепости. Запертые в ловушке немцы получили свободу. Ефрейтора Тойхлера нашли. Однако деблокировочный отряд не смог продвинуться ближе к офицерской столовой.

Восточный форт на Северном острове также продолжал держаться. 29 июня генерал-фельдмаршал Кессельринг отправил для бомбардировки крепости эскадру пикировщиков «Штука». Однако 500-килограммовые бомбы не принесли желаемого результата. Во второй половине дня в дело пошли 1800-килограммовые. Кладка начала разрушаться. Женщины и дети покинули форт, сопровождаемые 400 военнослужащими. Однако защитники офицерской столовой продолжали упорно держаться. Здание пришлось разрушить до основания. Никто не сдался.

Из Боевого донесения командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шлипера
о занятии крепости Брест-Литовск

{29.06.41} После полудня авиация опять начала сбрасывать 500-кг бомбы. Когда при этом была сброшена 1800-кг бомба, попавшая в угол стены крепости и потрясшая своим взрывом город Брест, русские смягчились. Вечером с идущими впереди женщинами и детьми в плен сдалось 389 человек. Они получили от командира форта, майора, разрешение на сдачу в плен.
55Пленные отнюдь не были потрясены, выглядели здоровыми, упитанными и производили впечатление дисциплинированности. Майора и комиссара не нашли: говорят, они застрелились.
55Наступление на крепость, в которой сидит отважный защитник, стоит много крови. Это простая истина ещё раз доказана при взятии Брест-Литовска…
55Русские в Брест — Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе…                                                                                                                              Подпись — Шлипер

Враг восхищался мужеством и героизмом защитников крепости. Когда генерал-полковник Гудериан получил рапорты об операции, он сказал офицеру связи главного командования при его танковой группе, майору фон Белову: (потомок русских эмигрантов – Ю.К.) «Эти люди заслуживают величайшего восхищения… То, как они сражались, их упорство, верность долгу, их храбрость перед лицом безнадежности — все это было характерным для морального состояния и сил сопротивления советского солдата».

 Как после этих документов, составленных непосредственными участниками штурма Брестской крепости, понимать слова Ганцера? Неужели можно верить Ганцеру и не верить боевому донесению командира 45 пехотной дивизии, которая штурмовала крепость, генерал-лейтенанту Шлиперу? Ганцеру задали вопрос:
— Если активные бои шли только три дня, то зачем было на восьмой день войны сбрасывать на восточный форт 1800 — кг бомбу? Где еще во время Великой Отечественной войны на территории СССР была сброшена такая бомба?
В ответ Ганцер о причинах применения такой бомбы в отсутствие активных боевых действий со стороны русских (по его словам) ничего сказать не смог. Но сказал, что думает, дескать, что Люфтваффе наверняка где-то еще применяли такую бомбу.
Был еще вопрос:
— Если не было героической обороны, то чем объяснить, что вместо отведенных по плану 8 (восьми) часов на захват крепости, по немецким данным ее оборона шла по 30 июня? 9 (девять) суток! Т.е. фашисты по собственному признанию прокандыбались в 27 раз дольше!

Перед ответом Ганцера отметим, что срыв плана боевого применения немцев произошел в условиях нападения, когда, по словам начальника Генерального штаба Сухопутных войск Германии генерала Гальдера, была достигнута «полная тактическая внезапность»! Гальдер был далеко не дурак, и он не заикается о стратегической внезапности, т.е. просто о «внезапном нападении», о чем писала масса наших борзописцев, валя в одну кучу все то, что может входить в понятие внезапности. Гальдер уже в первые дни войны видимо предвидел ее исход, т.к. понимал, что с точки зрения стратегической такое успешное начало боевых действий Германии еще мало что значит. Ведь результаты войны определяются по ее окончанию, а не по началу.  Интересно, что ему по смыслу вторит и прославленный полководец маршал Жуков. Он отмечает тяжелейшие просчеты перед войной советского генштаба и свои лично в планировании вероятных боевых действий. Пишет: «Внезапный переход в наступление в таких масштабах, притом сразу всеми имеющимися и заранее развернутыми на важнейших стратегических направлениях силами, то есть характер самого удара, во всем объеме нами не предполагался». Т.е. речь идет о неожиданности (внезапности) масштаба и характера удара, а не о внезапности самого удара.

Итак, немцы признают, что крепость держалась девять суток. Но, как известно, тяжелораненого майора Гаврилова пленили 23 июля. На тридцать второй день войны! По показаниям гитлеровцев, пленивших его, всего час назад, когда они застигли его в одном из казематов крепости, он в одиночку принял с ними бой, бросал гранаты, стрелял из пистолета и убил и ранил нескольких гитлеровцев. Этот эпизод зафиксирован в книге С.С. Смирнова «Брестская крепость».

Историк из Германии не ответил и на этот вопрос — о причинах срыва немецкого плана. Т.е. на то — почему же немцы в 27 раз дольше только по их понятиям пытались овладеть крепостью. Что же им так помешало? Что именно разрушило их планы? Вообще он часто ссылался на неточность по его мнению перевода документов в наших изданиях и даже улыбался при их упоминании. Например, я ему процитировал выписку из «Аргументов и фактов»: «В своем дневнике фашистский капитан Иоганн Вестман, находившийся летом 1943 года в Брестской крепости, писал: «Иногда ночью нас обстреливают русские, которые прячутся в казематах крепости. Говорят, их не больше пяти человек, но мы не можем их найти. Как им удается жить там два года без воды и пищи? Я этого не знаю». Из статьи «Последний самурай».  «Аргументы и факты», выпуск 33 (1242) от 18 августа 2004 г. В ответ на это историк разулыбался:

— Ну, «Аргументы и факты»…,- затем начал философствовать. – Это могли быть не защитники, они пришли туда неизвестно откуда…

И т.д. Интересно, что никто не улыбался, когда он упоминал свои источники информации. Более того, в этом очерке обильно приведены документы гитлеровцев. В данном случае их свидетельства мы считаем объективными, и они не вызывают у нас улыбку или смех.

Да не столь уж и важно, сколько именно шла оборона: девять, тридцать двое суток, или не прекращалась даже и в 1943 году. Но важно то, что это была героическая оборона! Если солдат в окопе, истекая кровью, умрет через минуту или две, но пока жив – целится во врага, стреляет по нему – он герой. И его действия героические. И оборона героическая! И не надо врать и умалять подвиг подлинных героев, тех, кто не сдался врагу.

Вообще, получается странно: потомок страны агрессора как бы выражает недовольство тем, как его предкам набили морду. Даже, если, по его мнению, и били фашистской Германии морду НЕгероически, то ее ведь все равно поставили на колени, приказали полностью и безоговорочно капитулировать. Т.е. морду фашистам все равно набили. И еще раз, цитируя Гудериана, скажем, что Советский Союз заставил Германию испытать на себе «горечь величайшего позора, легшего на немцев». Про то, как мудрейшие руководители Рейха перетравили от страха себя, как крыс, выше уже сказано. Интересно, что, услышав вышеприведенную фразу Гудериана из его книги, Ганцер заявил, что не припомнит этого в книге. И после этого минут пять крайне отрицательно высказывался о Гудериане в такой связи: что же еще оставалось делать генералу, прошедшему процедуру денацификации после смерти Гитлера? Дескать, того уже можно было не бояться. Однако, Ганцер это лишь Ганцер. Гудериан — крупный военный теоретик и опытнейший военачальник, один из пионеров моторизованных способов ведения войны, родоначальник танкостроения в Германии и танкового рода войск в мире. Как говорится, кошке ясно, что такие люди словами не бросаются. Ясно и чье слово чего стоит. Кстати, это тот самый Гудериан, который 22 сентября 1939 передал власть над нашим городом Кривошеину. Немцы тогда с боем взяли Брест у поляков и в торжественной обстановке передали его советской власти. Гудериан упоминает в своих воспоминаниях слово «парад» при этом. Кривошеин – «торжественное прохождение». Подробно я писал про это в очерке «Брест. Власть во времени».

  • Перейдем ко второму постулату Ганцера. Он признает (молодец!), что в Брестской крепости потери немцев были большие. Больше ни слова. Но тут тоже надо поговорить, поокать.

С умершими от ран немцев погибло около 600 человек. Иногда это число приводится как точное. Ганцер ни слова не сказал о том, что уже 25 июня 1941 было назначено расследование о неоправданно высоких потерях 45 дивизии в Брестской крепости. Что для расследования приказано было создать специальную комиссию.

  Из Дневника Ф. Гальдера — нач. генштаба сухопутных войск Вермахта

25 июня 1941. Майор фон Белов доложил свои впечатления о действиях танковой группы Гудериана, при штабе которой он состоит офицером связи. Подтверждается, что 45-я пехотная дивизия, по-видимому, зря понесла в районе Брест-Литовска большие потери.

 Указания генералу артиллерии Бранду: а. Выяснить эффективность огня наших установок «Карл» [тяжелые артсистемы] по району Бреста. б. Расследовать действия 45-й пехотной дивизии в районе Бреста.   

Дело, правда, для ясности немцы замяли. Я спросил Ганцера про комиссию – чем все кончилось? Наказали кого-нибудь? Ответил, что не знает. Скорее всего, конечно, ничем. Можно понять: убитых не вернешь. А основная армада немецких армий в те дни буквально перла на Москву, Ленинград, Киев. И со Шлипером решили не разбираться.

Так кто сражался плохо? Те, кто убивал врага в десять раз больше, чем по всей линии фронта в те дни — об этом чуть ниже — или те, с кем разбиралась целая комиссия за большие потери.

Теперь разберемся — что такое 600 человек на таком крохотном участке фронта. Первое, что необходимо сказать – это 5% (!) от всех потерь на линии фронта в 2000 км за те дни. По немецким документам, что попадались мне — линия фронта исчисляется ими в 2000 км. В отечественных источниках всегда пишется — 1200 км. Наверное, эту линию немцы считают и по воде. Ладно. Пусть будет, как немцы считают. Уважим противника. Возьмем 5% от линии фронта в 2000 км. По арифметике Пупкина это 100 км. Вот именно на такой протяженности линии фронта в среднем у немцев  должны были быть такие потери. Общая длина линии боестолкновений в Брестской крепости едва ли наберет 10 км. Но пусть! Итак, 22-29 июня 1941 года на линии общей протяженностью в 10 км немцев было убито столько, сколько в среднем на 100 км на других участках фронта. Скажем иначе: в Брестской крепости их убивали как минимум в десять раз интенсивнее!!! Понятно, что здесь советским людям помогали и крепостные стены, и подвалы, и водные преграды. Только стены и подвалы сами не стреляют, а русалок, которые бы тянули немцев на дно, тогда замечено не было. И факт таков: в Брестской крепости относительные потери немцев только убитыми были в десять раз выше, как минимум, чем на всей линии фронта в те дни.

Так эффективно, героически обороняли Брестскую крепость? Или – по нарративу Ганцера?

В этом очерке, выше, приведены данные из Боевого донесения командира 45-й пехотной дивизии вермахта генерал-лейтенанта Шлипера о занятии крепости Брест-Литовск. Командир дивизии, как настоящий военный, с уважением и глубокой компетентностью докладывает об отважных защитниках крепости; о том, что русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво, показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе.

Ганцер об этом документе не упомянул ни слова. Зато поспорил об обстоятельствах того, как документы о боях в Брестской крепости попали в руки советских военнослужащих. Говоря с ним о том, как попали эти документы к советским солдатам, я упомянул слово «разгром» (45-й дивизии в декабре 1941). Ганцер сказал, что не было никакого разгрома, что погибло лишь 8 (восемь) человек, что дивизия продолжила боевой путь вплоть до конца войны.

Здесь опять требуются пояснения. По отечественным источникам в декабре 1941 года 45 пехотная дивизия вермахта понесла тяжёлые потери в боях под Ливнами после атаки советских частей в ходе Елецкой наступательной операции. Ее архивы попали к советским солдатам. Именно тогда впервые советские войска узнали всю правду о боях в Брестской крепости. Как же могло погибнуть лишь восемь человек (штат немецкой сухопутной дивизии около 16 000 человек), если стало возможным захватить штабные документы? Вскоре после этого, в феврале 1942, Шлипера отстранили от командования дивизией и перевели в Словакию командовать немецкими оккупационными силами. Думается, что если бы в Берлине, как и раньше, были довольны Шлипером, его никто бы в тыл не отправил. И воевала эта дивизия отнюдь не до конца войны. И здесь Ганцер искажает истину. В течение первой половины 1944 года много раз переформированная из-за потерь личного состава и техники 45 дивизия вермахта была измотана советскими войсками и окончательно разбита на территории Белоруссии. Командир 45-й дивизии генерал Энгель вместе с 13 солдатами был захвачен в плен под Тростенцом 9 июля 1944 года. Около 1500 солдат и офицеров дивизии, сумевшие пробиться из окружения, вскоре были отправлены в Линц. Так закончился бесславный путь австрийской дивизии вермахта на белорусской земле, там, где она его и начала. Правда, после этого она в очередной раз была как бы поставлена на ноги. Остатки дивизии были переформированы (набраны новые люди взамен убитых и выбывших из строя) в 45-ю фольксгренадерскую дивизию. Фактически это означало, что от былой дивизии остался только ее номер. Такие соединения — фольксгренадерские, или народно-гренадерские дивизии — комплектовались немцами из военнослужащих авиации и военно-морского флота, имевших ограничения по состоянию здоровья, а также из лиц, которые ранее не подлежали призыву в вермахт либо по возрасту — пожилые, подростки, либо по своей специальности, особо важной на производстве. Т.е. воевать в 1944 году у фашистов особо уже было некому.

Иные постулаты Ганцера я подробно не привожу. Они не стоят обсуждения в силу их потрясающей интеллектуальной пустоты. Дословно приведу только один:

  • Ну что Россия? Победа в 1945 и Гагарин? И всё?

На это отвечу так: допустим на мгновение, что это так. Но тогда у Германии нет и этого.

Вот такая была «лекция».

В этой акции («лекции») видится попытка реализации глобального плана Запада, части идущей последней годы идеологической войны, развязанной Западом против населения бывшего СССР; желание навязать молодой, неэрудированной части населения Беларуси свой нарратив, свою, прозападную точку зрения на:
— события в Брестской крепости в 1941;
— ход Великой Отечественной войны;
— замалчивание подвига и массового героизма советских людей;
— дегероизацию обороны Брестской крепости;
— пересмотра хода и итогов Второй мировой войны.
— Привитие отрицательного отношения к России как к правопреемнику СССР, разжигание русофобии.
Цель только одна – подвести молодежь Беларуси к тому, что прописано у Ганцера: «Какая культура памяти нужна гуманитарному обществу?» Т.е. Западу. Навязать молодежи т.н. «ценности» западной цивилизации, в основном англо-саксонской. Очевидно, с точки зрения Запада, было бы очень хорошо, чтобы в Беларуси пошел процесс «демократизации» подобный тому, в который ввергнута Украина с активной помощью Запада.

За время боевых действий на востоке Украины погибли, возможно, практически в 10 раз больше людей, чем сообщается в официальных данных украинского правительства. Немецкие спецслужбы оценили вероятное количество погибших в результате войны на Донбассе в 50 тыс. человек, сообщает немецкая газета Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung (FAS).

По данным, озвученным президентом Украины П. Порошенко, число погибших составило 1200 военных и 5400 мирных жителей.

Такая вот «демократизация».

********************************************************************************************

 

 

 

Уважаемые читатели! Многие из Вас спрашивают — почему на этом сайте отключена возможность обмена мнениями, т.е. почему нет форума? Муторное это дело: нужно много времени на проверку, иногда на ответы. Тем не менее, возможность высказать свое мнение предусмотрена с момента  создания сайта. См. Наш адрес

В некоторых случаях делается исключение и Ваши отзывы и комментарии размещаются под статьей.  На мой взгляд, этот случай (очерк) вполне подходит для этого.

Не со всеми мнениями я согласен, но полемизировать здесь не буду. Скажу лишь одно. Академик Лихачев в своих лекциях говорил: «Природа не терпит пустоты». Это аксиома. Она верна и по отношению к информационной пустоте. В таковую вместо здравомыслия, добра, любви к своему Отечеству обязательно проникнут мракобесие, зло, ненависть к своей Родине, земле, ее героям. Мы прекрасно видим примеры последних лет. За добро надо сражаться. И, прежде всего, словом, ибо «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог».

Евангелие от Иоанна. Глава 1. Стих 1.

 

Итак, ниже некоторые отзывы к этому очерку. По времени поступления — снизу вверх.

Наталья. Смоленск.
Эта «лекция» — спланированная провокация.
В очерке доступно всё доказано, но как донести это до уже прозомбированных такими лекторами?
Грамотные же люди и сами это знают.
А «лекция» эта лепет; от поражения; от ущемленного самолюбия.
Очерк — супер !

Мария. Брест.
Верю, что такие статьи помогут уберечь нас от войны.

Татьяна. Санкт-Петербург.
СПАСИБО!!!!! Прочла очерк – «лекцию» не отрываясь, на одном дыхании… Написано замечательно, знание материала потрясающее! То, что ты делаешь и пишешь сейчас на тему истории войны актуально как никогда ранее. Может быть, достучишься до молодых и не очень знающих людей, и они начнут что-то понимать в своей истории и гордиться своими предками. Это уже немало… Благодарю искренне и от души. Успехов и удачи…

Андрей. Новосибирск.
Спасибо за правду! Спасибо за неравнодушие и за совершенно справедливые чувства негодования и возмущения, которыми наполнен замечательный очерк! Может, я немного не так излагаю, но эмоции мои понятны, я думаю. Да! Цивилизованная страна Беларусь! Цивилизованный и культурный город Брест! И такое … может спокойно выступать с «лекцией» и нести свой нарратив в массы. Смею предположить, что в Новосибирске эту «лекцию», как минимум, запретили бы волевым решением. И, как максимум, хорошенько бы отдубасили подобного «лектора», патриотически настроенные ребята. Такое уже случалось пару раз у нас, по-моему, в связи с концертом какой-то маразматической рок-группы. Мне, честно говоря, не до этого, потому и не запомнил. В общем, очень хорошо, и очень правильно, что высказана точка зрения за защиту истории, памяти героев и героического прошлого. Всей душою, всем сердцем поддерживаю! Со всем абсолютно согласен!

Лариса. Тель-Авив.
Чего на бедного взъедаться? Ну, выступает; и пусть выступает. Не дооценивает, потому что не знает. Простить его надо, молодого современного… Немного попутал, да пусть живет… Кто понимает и интересуется — и слушать не будут, а те, кто вообще ноль по истории — тем более не воспримут. Не стоит внимания, мелочи.
Люди зомбированы на всем постсоветском пространстве. Столько желчи, столько злобы …Даже в прямой беседе с глазу на глаз с самыми близкими я не могу понять их, а они меня. Отзывы на этой страничке в том же плане. Один в один.

Татьяна. Витебск.
Спасибо за материалы про войну. Они актуальны и как раз «в тему». Сейчас много размышляю по поводу того, что творится на Украине, в Сирии. С огорчением пониманию, что у многих людей вокруг точка зрения на события не совпадает с моей. Буквально вчера разговаривала со своей самой близкой подругой. Тоже несовпадение. Откуда? Почему? Я что-то не понимаю…

Ефим. Брест.
Хорошая статья, аргументированная точка зрения.

Лариса. Пермь.
Прочитала, все просто отлично и в тоже время грустно; мы упустили 20 лет. Потеря поколения в плане патриотического воспитания. У нас оно было достаточно сильное, каждая семья прошла через войну, все пережили ее ужас. Сейчас же — мало кто из молодежи вникает в суть событий, что услышат, так и думают. Этим широко пользуются все наши зарубежные «друзья» и их посредники — создают всякие фонды «помощи» и прочее. На кону — захват умов, знаний, территорий и ресурсов — любым способом; морали у них нет совсем. Такие статьи нужны, еще бы их и читали.

Алла. Смоленск.
Интересно. Написано хорошо. Все понятно. Напрашивается только вопрос: а где же официальные власти, чем и как они ответили и ответили ли. И напрашивается ответ: а ничем и никак. Это их устраивает. Ведь главное ни то к чему это может привести, а вкладывание негатива к России в уши молодёжи при помощи чужих лекций.
***
Как говорят «свято место…»; и занимается это «свято место» вот такими «лекторами» . Что посеешь….

 Георгий. Смоленск.
Все правильно!!! Прочитал на одном дыхании… Все верно. Но, к сожалению, тенденции в наших странах идут на подрыв памяти о Победе.
***
Хороший отпор немцу. Но ведь его кто-то приглашал, афишировал… Кому-то это надо. Еще раз спасибо за очерк.

0Виктор. Смоленск.   (Сокращено – Ю.К. )
«Вообще он часто ссылался на неточность, по его мнению, перевода документов в наших изданиях и даже улыбался при их упоминании».
Надо в таких случаях просто ”срывать” улыбку… как это сделал наш режиссер Соловьёв в одной из передач ТВ. Он увидел, как его оппонент начал улыбаться и прямо в лоб задал вопрос: «А что ты смеёшься? Я что-нибудь смешное сказал?» И с лица этого господина тут же смыло улыбку; в течение всей передачи ему уже было не смешно. На подобных мероприятиях таких наглецов просто надо ставить на место… Улыбка таких наглецов, это улыбка Сатаны, он испытывает радость, что хоть одного человека огорчил. Против таких гадов, надо бороться со всей честностью, которая есть у автора очерка, и он это делает. МОЛОДЕЦ!!!
Статья прекрасная, она заставит задуматься молодое поколение над подвигом дедов, защитивших нашу страну от фашистов.

 Кристиан Ганцер. 

Уважаемый Юрий!

Только сейчас я читал Ваш текст о моём выступлении в июне прошлого года. Понятно, 
что у нас подходы расходятся, но, я в шоке, сколько неправды Вы пишете в своём 
тексте. Вы не только придумали цитаты, которых я не говорил и не буду говорить 
(на пример „Ну что Россия? Победа в 1945 и Гагарин? И всё?“), Вы даже свои слова во 
время дискуссии неправильно передали (В дискуссии: «Тем не менее еще 29 числа, 
когда Восточный форт, как вы справедливо заметили, сражался, взять крепость все еще 
не получалось.» В тексте: «Ганцеру задали вопрос: — Если активные бои шли только 
три дня, то зачем было на восьмой день войны сбрасывать на восточный форт 1800 — кг 
бомбу?»).
Кстати, иногда стоит слушать. Вы заметили, что я критиковал переводы немецких 
документов … и взяли самые худшие варианты, да, ещё подфальсифицированные. Если не 
доверяете мне или моему переводчику, можете на беларусском читать перевод отчёта 
Шлипера Сергея Новикова (Беларусская Думка) или Алиева на русском. Сравните!
О разгроме 45-й дивизии… В советских публикациях речь идёт о марте 1942 года, а не 
о декабре 1941 года, как Вы писали. Конечно, в декабре дивизия потеряла очень 
много и солдат, и техники. Но, разгромлена тогда не была. Это случилось только в 
1944 году под Бобруйском. Об этом я говорил. "И здесь Ганцер искажает истину.“? Или 
вернее Вы, а не Ганцер?
Если Вы воспринимаете мои слова в таком духе, что я хочу гордо доказать, что 
вермахт был сильным и победоносным, Вы сильно ошибаетесь. Вы — военный. Вам (как и 
нацисту Гудериану, которого Вы так глубоко уважаете) поражение — позор. А мне 
поражение нацистов — освобождение.
Не стоит доказать все Ваши промахи и ошибки, всё-равно, кажется, они нарочны, т. к. 
Вы хотели доказать, какой я ужасный представитель запада, часть антирусского 
заговора.
Но, Вы два, три раза упомянули смелость и трусость. Так что, имейте, хотя бы, 
смелость вставить под свой очерк ссылку на текст моего выступления 
(там и часть дискуссии), чтоб читатели сами могли убедиться, какой я плохой — или, 
как Вы искажаете мои слова: 
http://eurocafe.by/lecture/2016/01/21/brestskaya-krepost-voyna-i-pamyat

Всего доброго

Кристиан Ганцер


Уважаемый Кристиан!
 
 Отвечаю на Ваши мысли, которые посчитал главными в Вашем письме. 
 
 1. Фразу о Победе 1945 и Гагарине Вы все-таки говорили. Практически именно так, 
как я ее и изложил. Напрягите свою память, либо, если помните, наберитесь мужества 
и признайте это. Мне очень жаль, что Вы пока не хотите это признать. На эмоциях Вы 
ее произнесли, или запланировано - Вам знать лучше.  
 2. Фраза "Если активные бои шли только три дня, то зачем было на восьмой..." 
никак не противоречит смыслу того, о чем я Вас спрашивал. Кроме того, я прочел 
материал по указанной Вами ссылке сразу после его публикации, и могу смело заявить,
 что там нет части того, что говорил и я, и другие.  Делать аудио и видеозапись 
Вами тогда было почему-то запрещено. Т.е. материал по указанной Вами ссылке не 
является стенограммой. И поэтому с документальной точки зрения он имеет точно 
такую же силу, как и воспроизведение части беседы в моем очерке. 
 3. Алиева я читал. 
 4. Говоря о разгроме 45 дивизии, Вы сказали, что в 1941 она потеряла 8 (восемь) 
человек. Возможно, Вы не договорили слово "сотен" или что-то другое. Это я тогда 
переспрашивать не стал.  Сейчас Вы пишете, что "Конечно, в декабре дивизия 
потеряла очень много и солдат, и техники." Где истина? Да и не в этом дело. 
Я упомянул этот факт только в связи с тем, что о подвиге защитников Брестской 
крепости мир узнал именно из документов этой дивизии. Т.е. от противника. 
 5. Не надо делать неадекватных выводов. Я уважаю Гудериана точно так же, как и 
Суворова - оба блестящие военные.  В том, что Гудериан был врагом моей бывшей 
страны ни я, никто из других здравомыслящих моих соотечественников не сомневается. 
Что касается того, что Гудериан был нацистом. Насколько мне известно - в партии 
он не состоял. Т.е. называть его нацистом, имея в виду по крайней мере его 
принадлежность к парии, сомнительно. 
 6. Вы напрасно так болезненно и сверх эмоционально восприняли написанное мною 
лично против себя. Это лишь моя точка зрения о теперешней ситуации по данному 
вопросу в целом.  В этой связи хочу поделиться с Вами, что на сайтах обывателей, 
которые как-то говорили о моем очерке, один назвал Шлипера "красным прокремлевским 
холуем". Автору этого умозаключения не понравились тексты боевых донесений Шлипера,
 где он хвалит защитников Брестской крепости. Второй назвал меня антисемитом за то,
 что я привожу хроники П. Кареля, а тот, мол, был отпетым антисемитом. А, значит, 
антисемит и я. Ой, много работы еще у психиатров...  Ничего ужасного я в Вас не 
увидел. Обычный человек со своими представлениями. Ваша работа в июне 2015 в 
Бресте вольно или невольно вполне вписывалась в нынешнюю кампанию принижения 
героического советского прошлого, и, как логическое продолжение этого - 
в демонизацию России, как правопреемника СССР. 
 7. Последнее. Раз Вы так боитесь, что читатели могут счесть Вас плохим, то я под 
своим очерком выложил не только ссылку на те усеченные материалы июня 2015, о чем 
Вы просите, но и целиком Ваше письмо с этим моим ответом. 
  
 Всего Вам самого-самого доброго.      
  Юрий Кузнецов.