Их лица

15.04.2013 by Юрий Кузнецов

Очерк посвящен людям, героически сражавшимся  на фронтах Великой Отечественной

1

Долго не решался начать писать этот очерк. Очень сложно описать события, которых не видел. События, которые  повлекли смерть двадцати семи миллионов людей в период Великой Отечественной войны и гибель еще большего количества людей в течение долгих лет после той  войны. От ран, болезней, мук, издевательств, перенесенного голода и много прочего. Смерть после боя. Самая ужасная смерть. Долгая. Мучительная. Подойдите и посмотрите на барельефы слева и справа от главной стелы гарнизонного кладбища в Бресте.  Даты смерти – все после освобождения Бреста. 1944, 1945, 1946 и позже. Здесь захоронены те, кто находился в Бресте на излечении. Это тоже потери войны

Смерть человека в 1969 году от сердечной дистрофии, полученной во время блокады Ленинграда — и это  потери той войны. Здесь я о матери моей жены.

Не так давно по ТВ сказали, что создан банк данных Подвиг народа.  Разработчики поместили на стартовой странице фото главного  монумента нашей, Брестской крепости. Голову скульптурной композиции «Мужество». Да. Именно отсюда и начался подвиг советского народа по разгрому фашизма. Одного из самых чудовищных перекосов человеконенавистничества в истории земной цивилизации.

Я набрал своего отца. Сразу и нашел. Речь шла о его награде. За бой близ венгерской деревушки Бихарь-Удвари. Ныне она носит имя Шаретудвари. Написано, что гвардии сержант Кузнецов Иван Титович «при отражении контрактак противника прямой наводкой под огнем противника дважды заряжал установку». В результате уничтожено до двух взводов пехоты и четыре пулеметные точки противника. Поражает конкретика описаний действий всех бойцов. Что значил писарь на войне? Сегодня даже не каждый знает, что такие были и есть в армии. А если бы не эти безвестные люди, как их часто именовали – писаря, кто и что бы документально знал сегодня о том, что и как КОНКРЕТНО делали наши соотечественники в бою? Под прямым огнем противника? Часто в последние секунды своей жизни? Сухо, удивительно  точно описаны действия простых бойцов. Гениально кратко. А сколько за этим крови, жизней?  Исковерканных судеб? В конце очерка приведем выписки из наградного списка этого боя.

***

Отец отслужил 30 календарных лет. С войной выходило 36, т.к. на войне шел год за три. Арифметика простая: на фронте со 2 января 1942 года по 8 марта 1945. Три полных года.

В конце семидесятых он работал начальником отдела кадров. Одна из его сотрудниц  уезжала на экскурсию в Венгрию. Он попросил ее, если будет она на кладбище советских военнослужащих в Будапеште, сфотографировать могилу его командира батареи. Героя Советского Союза лейтенанта Лютикова.  Сотрудница выполнила просьбу. Я прочитал о Дебреценской операции в Венгрии осени 1944 года. Материалов много. При этом выяснилось, что Лютикова упоминают часто. А во фронтовом альбоме отца есть вырезки из газет и журналов.  С конца шестидесятых по восьмидесятые годы.  Интересно, что Дебреценской операция увенчалась следующим. 20 октября 1944 советские войска вступили в венгерский город Дебрецен. А 21 декабря венгерскими патриотами было созвано в Дебрецене Временное национальное собрание, которое объявило войну Германии.

Но мы – как раз о боях в октябре 1944 года в 40 км к юго-западу от Дебрецена. Близ Бихарь-Удвари.  Приведу здесь только прямые свидетельства очевидцев. Итак, первый документ.

 

Отрывки из статьи «Помнят в Будапеште  героя»

 

Газета «Красная Звезда» №79 от 3.04.1967 года.

Подполковник В. Соколов. 

(Речь идет о 66-м гвардейском ми­нометном полку.

 Командир подполковник И. П. Тронев.) — Ю.К.

 

Немцы засели прочно. Попро­буй, выбей. Они Будапешт превратили в крепость. Никаким снаря­дом их не возьмешь. Возьмут! Русские непременно возьмут, — горячо возразил ста­рый Ковач. — Я знаю русских. Они возьмут любые преграды.

И словно в подтверждение сказанного, в районе Бихарь-Удвари по­явились советские танки и другие боевые машины. Никто не видел, откуда они пришли. Даже не представляли, что это может случиться так быстро — ведь до фрон­та более шестидесяти километров.  Но это случилось, и на лицах лю­дей засветились радостные улыбки.

Внезапное появление русских в глубоком тылу всполошило фашистов. (Подчеркнуто мною. Об этом скажу ниже. — Ю.К.). Они собрали в кулак все свои силы, и возле деревни разгорелся жестокий бой. Сначала до жителей деревни до­неслась  ружейная   перестрелка. Потом заговорили пушки. А еще через минуту,  прочертив в пасмур­ном небе огненные трассы, в сто­рону фашистской обороны полете­ли невиданные снаряды. Там, где они рвались, образовывалась стена бушующего огня.

Долго плясало у околицы дерев­ни Бихарь-Удвари грозное пламя. Но вот оно погасло, выстрелы за­молкли, и все кругом стихло.

Было это 8 октября 1944 года. На месте где разыгралась жестокая схватка, венгерские крестьяне нашли потом изуродованные взрывом боевые машины. Разметанные по дорогам железные конструкции  ничего не говорили   о  характере оружия. Никто из венгров не знал, что это знаменитые русские «катюши», подорванные   своими расчетами.

 

После взятия Киева 66-й гвар­дейский минометный полк участво­вал во многих других боях. «Ка­тюши», которыми командовал Лю­тиков, исколесили всю Правобереж­ную Украину, прошли Румынию, подошли к границам Венгрии. 4 сентября 1944 года Евгений писал родителям:  «Нет писем от вас, не успел от­править письмо и вам. Почта от­стала далеко. Догонит лишь тогда, когда остановится фронт, А он и не думает останавливаться, идет все вперед. Пока едем все по Ру­мынии: Яссы, Бузэу, Плоешти — этапы нашего пути… Ты должен помнить эти места, папа. В первую мировую войну ты здесь воевал…»

 

В октябре 1944 года войска 2-го Украинского фронта под командованием Маршала Советско­го Союза Р. Я. Малиновского на­чали бои по освобождению Венг­рии. Готовились к ним основатель­но. Особая роль возлагалась на конно-механизированную группу генерала И.А. Плиева. Ей предстояло прорваться в тыл врага и, сокрушая его арьергарды, создать условия для успешных действий остальных соединений фронта.  В группу Плиева вошли и подразделения гвардейских минометов. Среди них – батарея Лютикова.

 

С самого начала наступления был достигнут большой успех. Группа сумела за три дня боев про­двинуться вперед на 80 — 100 ки­лометров. Однако дальше драться стало труднее. Противник стянул значительные силы и оказывал яро­стное сопротивление.

Утром 8 октября командир ди­визиона «катюш» вызвал Лютикова на командный пункт:

-Ставлю вашей батарее новую боевую задачу: выдвинуться на ог­невую позицию в районе деревни Бихарь-Удвари.

Далее командир разъяснил за­мысел решения. А в заключение спросил:

-Ясно, товарищ командир?

-Ясно. Сделаю все, что будет в силах.

Гвардии лейтенант Лютиков и не предполагал тогда, что выполнение боевой задачи потребует от него всех сил и даже жизни.

А события развертывались так. Лишь только батарея «катюш» приблизилась к назначенной ей ог­невой позиции, из деревни Бихарь-Удвари, показались два немецких самоходных орудия и артиллерийская батарея.

—        К бою! — скомандовал Лю­тиков, и тотчас все боевые установ­ки повернулись в. сторону фаши­стов.

—        Огонь! — И десятки огнен­ных стрел понеслись на врага.

После первого залпа «катюш» замерли на месте самоходные уста­новки и замолчали два орудия, от­крывшие было огонь по гвардей­цам.

К гитлеровцам с разных сторон спешила помощь. Наши гвардейцы-минометчики оказались   в   значи­тельном меньшинстве. В этих ус­ловиях Лютиков принимает   реше­ние бить по танкам и артиллерии противника прямой наводкой.   Он еще    раз   внимательно  осмотрел близлежащую местность, приказал водителю выехать к опушке рощи и, не выключая двигателя, поставить машину задними колесами  на бу­гор. В таком положении направля­ющие нацеливались прямо в упор на наступающего противника.

Фашисты заметили боевую ма­шину и открыли по ней огонь. Сна­ряды плотным кольцом ложились вокруг боевой установки. Евгений почувствовал сильный удар в спину. Но он продолжал руководить боем.

Когда противник был совсем близко, Евгений включил рубильник своей машины, и  ракеты с гро­хотом полетели навстречу врагу.

Это был последний залп. У гвардейцев не осталось ни одного реактивного снаряда.  Тогда они, взорвав боевые установки, пустили в ход стрелковое оружие. Осколок снаряда перебил Лютикову левую руку. Он перетянул ее жгутом и, невзирая на боль, про­должал сражаться. Фашисты насе­дали на него со всех сторон. Еще одно ранение   в   голову  получил отважный лейтенант. Он расстрелял все патроны. А последней гранатой подорвал себя вместе с окружившими его фашистами.

 

Недалеко от боевых машин ле­жал труп молодого лейтенанта. Во­круг него более двадцати убитых гитлеровских солдат. По документам венгерские крестьяне узнали,   что   это Евгений Кузьмич Лютиков. Вместе с русским солдатами, вскоре занявшими село, они с почестями похоронили отважного лейтенанта. И с тех пор в деревне Бихарь-Удвари имя советского воина называется среди имен самых отважных героев Великой Отечественной войны.

 

 

 

Последней гранатой 

Полковник запаса Н. МЕДВЕДЕВ

                     ВИЖ     № 11   1979

 

В начале октября 1944 года советские войска перешли в наступление на тер­ритории Венгрии. Сломив сопротивление противника, части 4-го гвардейского кавалерийского корпуса, входившего в состав конно-механизированной группы ге­нерал-лейтенанта И. А. Плиева, на третий день, 8 октября, продвинулись  вперед на 80-100 км и вышли в район Карцаг. Корпус поддерживал 66-Й гвардейский ми­нометный полк (командир подполковник И. П. Тронев).

Примерно в середине дня корпус получил новую задачу: продолжать наступ­ление из района северо-восточнее Карцаг в юго-восточном направлении, т. е. по­вернуть фронт почти на 90 град, и нанести удар по вражеской группировке в Орадя с тыла.

Во второй половине 8 октября на новое направление начали выдвигаться со­единения 4 гв. кк, а также приданные и поддерживающие его части, в том числе и 66 гв. минп. Вслед за кавалерийскими подразделениями полк побатарейно следовал в район указанных ему огневых позиций. Маршрут проходил по горно-лесистой местности, затруднявшей как движение, так и наблюдение.

Когда колонна 6-й батареи (4 установки БМ-8) втянулась в населенный пункт Бихарь-Удвари, она неожиданно столкнулась с группой противника, которая огоро­дами выходила на запад, пытаясь вырваться из окружения. В составе ее, как по­том выяснилось, насчитывалось до роты пехоты,    артиллерийская батарея и два штурмовых орудия.

Враг первым обнаружил колонну «катюш» и сразу же стал развертываться в боевой порядок. Гвардейцы заметили его позже, когда вражеские орудия, укрыв­шиеся за постройками и посадками, открыли огонь. Ситуация создалась сложная. На стороне противника было не только превосходство в силах, но и неожидан­ность первого удара.

В такой тяжелой обстановке командир батареи гвардии лейтенант Е. К. Лю­тиков не потерял самообладание. Не имея фактически сведений о силах противни­ка, он без колебаний принимает решение вступить в бой и разгромить врага. Его команду «Противник справа. К бою!» быстро передал по колонне флажками наблю­датель головной машины. Хорошо обученные расчеты, как на плацу, начали бы­стро принимать боевой порядок. Следует отметить, что на занятиях по боевой под­готовке личный состав батареи тщательно отрабатывал действия расчетов при не­ожиданной встрече с врагом, атакующим с фронта или с фланга. Предусмотрен был и вариант, когда тот упреждал батарею в открытии огня.

Выполняя приказ командира батареи, сержанты тут же, на дороге, где их за­стала команда, развернули пусковые установки в сторону атакующего противника так, чтобы передние колеса машин встали точно в кювет, а направляющие заняли примерно горизонтальное положение, и под артиллерийским и ружейно-пулеметным огнем противника быстро изготовились к стрельбе прямой наводкой. А коман­дир батареи, не ожидая докладов о готовности, уже командовал громким, твердым голосом: «По самоходно-артиллерийским орудиям, огонь?» Огненные стрелы «ка­тюш» (каждая установка выпустила по два снаряда) почти в упор прошили враже­ские орудия и ряды атакующих фашистов.

Мужество, бесстрашие, хладнокровие командира положительно влияли на личный состав. Все артил­леристы действовали быстро и решительно, отражая внезапную атаку врага.

Авторитет Е. К. Лютикова, несмотря на его молодость, среди гвардейцев был огромным. Родился он в 1921 году, в 1939 году призван в Красную Армию  Сталинским РВК Москвы. За время службы вырос от рядового до офицера, прошел большую воинскую школу. В действующей армии с ноября 1941 года. Вое­вал на Западном, Брянском, Воронежском, 1-м и 2-м Украинских фронтах. За мужество и героизм, высокое воинское мастерство, проявленные в боях с фашистски­ми захватчиками, был награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени. Гвардейцы души не чаяли в своем командире и во всем старались подражать ему.

…Первым залпом батарее удалось сразу же унич­тожить два вражеских орудия, нанести тяжелый урон пехоте, посеять панику и за­мешательство в рядах атакующих. Артиллеристы тоже понесли немалые потери. Осколком снаряда был ранен и гв. л-т Лютиков.

После первых минут боя противник, видимо, понял, что «катюши» двигались без пехотного прикрытия, и начал настойчиво рваться вперед, чтобы быстрее пере­сечь дорогу и до подхода новых подразделений советских войск в Бихарь-Удвари ук­рыться в ближайших лесах. Это был его единственный шанс прорваться к своим войскам.

Короткими перебежками, ползком фашисты сближались с гвардейцами, пы­таясь окружить горстку храбрецов. В этот момент Е. К. Лютиков был вторично ранен: осколком снаряда ему оторвало левую руку. Но даже тяжелое ранение не вывело мужественного коммуниста из строя. Хорошо понимая силу личного при­мера в бою, особенно в тяжелой обстановке, он приказал находившемуся рядом с ним разведчику перетянуть ему предплечье жгутом и продолжал управлять ог­нем, воодушевляя бойцов на решительные действия.

Когда на боевых машинах кончились снаряды, артиллеристы продолжали от­ражать вражеские атаки огнем из стрелкового оружия и ручными гранатами. Ис­пользуя превосходство в силах, фашисты постепенно охватывали батарею с флан­гов. В этот момент офицер получил третье ранение — в голову. Ординарец пытался вытащить л-та в укрытие, но сам был при этом убит. Около 20 гитлеровцев окружило тяжелораненого офицера, стремясь взять его в плен. Отважный офицер сражался до конца. После того как в диске автомата кончились патроны, с воз­гласом «Гвардейцы не сдаются!» коммунист Лютиков выдернул чеку последней ос­тавшейся противотанковой гранаты и подорвал себя и наседавших фашистов.

…Вскоре, к Бихарь-Удвари подошло стрелковое подразделение, которое и за­кончило разгром врага. На поле боя около тела отважного офицера бойцы насчитали свыше 20 убитых гитлеровцев.

Героический подвиг командира батареи гвардейских минометов был высоко оценен командованием. По его ходатайству Президиум Верховного Совета СССР Указом от 24 марта 1945 года посмертно присвоил гвардии лейтенанту Лютикову Евгению Кузьмичу высокое звание Героя Советского Союза.

ЦАMO СССР, ф. 33, оп. 793756, д. 28, л, 288.

1

Выше я подчеркнул фразу подполковника Соколова о том, что в глубоком тылу фашистов внезапно для немцев появились русские. Не знаю, про этот ли прорыв рассказывал мне папа. Я был очень молод и особого интереса к прошедшей войне не испытывал. В памяти рассказ его, однако, остался. Так вот, такое внезапное появление крупного воинского формирования на самом деле произошло планово и имело долгую подготовку. А говорил он именно про Венгрию. Для развития стратегического успеха операции заблаговременно, за три месяца до ее начала (!) советским командованием было предпринято следующее. При поддержке авиации и тяжелой артиллерии прорвана линия фронта. В тыл противника, т.е. заведомо в окружение,  вошла часть советских подразделений из состава упомянутого выше 4-го гвардейского кавалерийского корпуса. Куда входил и 66-й гвардейский ми­нометный полк.  Главный замысел прорыва заключался в том, чтобы в нужный момент ударить врага со всех сторон.  И с фронта, и с тыла.  Советская группировка, прорвавшаяся в тыл врага, была настолько мощна, что фашисты даже не пытались ее уничтожить или атаковать.  Возникло временное относительное затишье. В эти три месяца шли бои тактического значения. Отец рассказывал, что их дивизион стоял недалеко от железнодорожной станции. Где именно располагались русские гвардейские минометы, те самые катюши, фашисты не знали. Были предприняты беспрецедентные меры секретности, скрытности при их размещении.  Контрразведка качественно и убедительно дезинформировала противника о задачах и дислокации наших подразделений, находящихся в окружении.  В один из дней, когда мы были в окружении, — рассказывал отец, — разведка доложила  о прибытии на эту станцию немецкого эшелона. Он был полностью загружен личным составом и техникой.  Разведчики указали дату, время прибытия, примерное количество офицеров и солдат в эшелоне. Была указана и техника, которую подвозили немцы: танки, пушки, минометы. Боеприпасы.

Ночью в сильный дождь, в условиях очень плохой видимости, с выключенными  фарами, дивизион занял определенные ему для этой операции огневые позиции. С осени 1941 года на фронтах действовало 45 дивизионов трехбатарейного состава по четыре пусковых установки в батарее. Этот дивизион был таким же. Итого, двенадцать боевых машин заняли исходные места для стрельбы. Каждая из установок одним залпом запускала на цель восемь ракет.

Местность была гористой и лесистой. Поэтому, на удалении километра, в горах, со стороны, противоположной городку, машины расставили так, что они полностью простреливали все привокзальные железнодорожные пути, сам вокзал и небольшую площадь перед ним. Машины были тщательно замаскированы еще ночью. Расчеты вычислителей приступили к прицеливанию. Первый залп был запланирован по первому вагону, концу состава и его середине.  Считалось, что паровоз тоже при первом залпе будет уничтожен.

Предполагалось, что после нанесения удара катюшами, немцы, кто будет в состоянии, бросятся в городок через привокзальную площадь. Остальная часть в панике могла побежать и в сторону гор. К катюшам. Поэтому одна машина была прицелена по площади. Другая — по ж/д путям со стороны гор. Для гарантированного поражения живой силы на 1 га требовалось от шести до восьми ракет. Все было тщательно просчитано. По замыслу командования одного пуска дивизиона должно было хватить для полного уничтожения эшелона, техники, и, как минимум семидесяти процентов  личного состава. Для пресечения возможности бегства и рассредоточения фашистов, со стороны городка в ту же ночь разместили роту пулеметчиков. Их расположили серпом — так, что бегущие немцы должны были попасть в окружение пулеметного огня. План стрельбы предусматривал веерный пересекающийся огонь.  Городок находился от вокзала в полутора километрах. Это было очень удобно. Жители в такую погоду, ночью даже и не узнали о прибытии на окраину пулеметчиков.

Точно в назначенное время подошел эшелон. По команде пуск произвели три машины. Все по плану. Часть оставшихся в живых, как и было в плане, выскочила из вагонов и действительно бросилась в сторону гор, т.е. под огонь. Командир дивизиона внимательно наблюдал за ними в бинокль. Когда он увидел, что число немцев стало достаточным для того, чтобы не жалеть на них ракет, он подал команду. Столбы огня и дыма. Ничего не видно. И никого не видно. Когда снаряд М-8 попадал в живую цель, то от нее ничего не оставалось. Главная часть фашистов, как и предполагалось, побежала в сторону города.  Командир приказал накрыть площадь, а оставшимся машинам произвести залп по остаткам поезда.  Там оставалась боевая техника немцев.  В бинокль хорошо было видно, что ракеты точно поразили цель. И эшелон, и площадь. Прозвучала команда на немедленное сворачивание и убытие дивизиона к месту дислокации. Через несколько секунд до артиллеристов донеслись  звуки их товарищей по операции: начали работать пулеметчики.

Результат операции. Эшелон с боевой техникой и боеприпасами был полностью уничтожен. Убито минимум 900 фашистов. Точно никто сосчитать не мог, т.к. пулеметчики тоже после уничтожения видимой живой силы противника немедленно убыли в места дислокации. Все-таки тогда наши силы находились там в окружении.

Интересно, что почти слово в слово, про эту операцию, в части касающейся работы роты пулеметчиков, рассказывал завуч нашей школы. Тогда я еще учился в девятом классе. Он говорил про Венгрию и про то, что они по приказу три месяца находились в окружении. Про прибывший эшелон. И про то, как здорово поработали тогда наши ребята гвардейскими минометами из гор.  Он был одним из пулеметчиков. За тот бой, рассказывал Владимир Ильич, его, как и некоторых других пулеметчиков, наградили орденом Красной Звезды. Владимир Ильич преподавал до 86 лет. Здесь можно посмотреть как его провожала школа. В прошлом году он умер.

Итак, это все происходило до боя близ Бихарь-Удвари. Но люди,  были одни и те же. Наши люди. Нашего Отечества.

А теперь, как и было обещано, сухой язык документов. Как всегда, орфографию, стиль сохраним. Текст из документов — синим цветом.  Дадим описание подвига только нескольких людей. Кто пожелает – смотрите весь приказ: Подвиг народа. Надо будет набрать в поиске любого из нижеследующих людей. Кое-где документы плохо читаются и я перебрал их текст руками. Но все из этого приказа.

Вот только два листа из приказа. Первый и последний.                         Можно увеличить документ, кликнув по нему. 

Все остальные — тоже.

Лица 7922_1

наградить медалью за «Боевые заслуги»:

 

Шофера 2-го дивизиона, Гвардии рядового КИКТЕВА Ивана Игнатьевича за то, что он во время рейда по тылам противника показал образцы мужества и отваги. 13.10.1944 в районе д. Удвари-Бихарь тов. КИКТЕВ под артобстрелом и бомбежкой беспрерывно и своевременно подвозил боеприпасы на ОП, благодаря чему батарея смогла своевременно открывать огонь по контратакующему противнику.

1911 г. рождения, русский, член ВКП/б/, призван в РККА Кантимировским РВК в 1941 году.

 

Шофера 2-го дивизиона, Гвардии младшего сержанта НОСОВА Ивана Яковлевича за то, что он в боях за д. Тене проявил отвагу и мужество. Дивизион, находясь на ОП отражал контратаки противника прямой наводкой, в боевых и транспортных машинах выходило горючее, противник перерезал шоссе не давая подходу к переправе. Товарищ Носов проявил мужество на своей машине по бездорожью доставил горючее на ОП. чем  помог выполнить дивизиону поставленную задачу.

1913 г. рождения, русский, беспартийный, призван Октябрьским РВК г. Саратов в 1941 году.

 

Разведчика наблюдателя 2-го дивизиона Гвардии младшего сержанта ЛЕЛЬЧУК Григория Абрамовича за то, что он проявил образцы мужества и отваги. 18.10.44 г. в районе города Дебрецен минометная батарея противника держала дорогу под непрерывным огнем. Тов. Лельчук разведал и передал дивизиону ее координаты. Произведенным залпом минбатарея вместе с расчетом была уничтожена и обеспечено продвижение наших частей.

1918 г. рождения, еврей, член ВКП/б/ призван в РККА Ленинским РВК Крымской АССР в 1939 году.

 

Командира отделения разведки 2-го дивизиона Гвардии старшего сержанта РАЙКЕВИЧА Якова Ефимовича за то, что он 26.10.44 в районе зап. г. Надькалло, когда противник перешел в контратаку, необходимо было разведать дорогу. Тов. Райкевич проявил отвагу и мужество под непрерывным артминогнем противника и воздействием авиации разведал дорогу и доставил ценные сведения о противнике, куда был нанесен залп, в результате которого уничтожено до 20 солдат противника.

1924 г. рождения, русский, член ВЛКСМ, призван Нижнеудинским РВК, в 1942 году.

 

Обратите внимание. Адреса вымараны. Не знаю когда. Если в военное время – то ясно: попади списки противнику и можно представить, что он попытается сделать с семьями тех, кто отлично сражался с ним, кто убил многих врагов.  Особенно, если семьи на оккупированной территории.  Если вымарано в послевоенное время, то можно только догадываться. Версий много.

 

 

 4

 

 

 5

Лица 7919

Из фронтового альбома отца

Лица 7920

Из фронтового альбома отца

Лица 7921

Из фронтового альбома отца

 

Вглядитесь в эти лица.  Мне все время кажется, когда я смотрю на снимки войны: те люди были добрее нас. Они были лучше нас. Душевнее.   Здесь только несколько человек. Но таких были миллионы.

1

Меня все время мучает вопрос. Как и ПОЧЕМУ случилось так, что на просторах страны наиболее пострадавшей от фашизма, сегодня многим сотням людей позволительно разделять нацистскую  идеологию,  сколачивать банды по этому признаку? Встречал отдельных «интеллигентов», которые  с удовольствием цитируют   Геббельса. И занимают при этом вполне определенные государственные  должности. Иногда даже связанные с идеологией.

***

И я еще раз смотрю в лица тех, кто разгромил фашизм. Кто переломил хребет его военной и государственной машине.  Мы в долгу перед ними. Они разгромили фашизм. А мы — не можем убрать оставшийся мусор.