Когда мужчины плачут

21.12.2010 by Юрий Кузнецов

                                                                                                    Мысли вслух по поводу фильма «Брестская крепость» (2010)

Макет Холмских ворот, построенный специально для съемок фильма

Макет Холмских ворот, построенный специально для съемок фильма

 

      Да действительно. На экране мы видим несколько раз слезы на глазах у мужчин — героев этой драмы.  Не может удержать слезы грамотный и опытный человек боя майор Гаврилов, когда закрывает глаза убитому молодому лейтенанту.  Именно Гаврилов до мелочей предвидел всю трагедию Брестской крепости. Но к нему не прислушались. Выполняя установки любимой партии, правительства и товарища Сталина о том, что войны не будет, Петра Михайловича обвинили в паникерских настроениях. На 27 июня назначили рассмотрение его личного дела.  Плачет рядовой, взрослый мужчина, узнав от советского летчика, сбитого фашистами, что враг уже под Минском.  Плачет скупо, сдерживая себя, но не выпускает из рук оружия. Плачет, прощаясь со своей дочерью и понимая, что, скорее всего, навсегда, лейтенант Кижеватов…

А теперь посмотрите, что написали фашисты в боевом донесении об этих людях и других ПОДЛИННЫХ ГЕРОЯХ Брестской крепости. В марте 1942 года в районе Орла наши войска разгромили дивизию гитлеровцев, штурмовавшую крепость. При этом был захвачен архив ее штаба, в котором среди других документов было обнаружено «Боевое донесение о взятии Брест-Литовска». В его заключительных строках сказано: «Наступление на крепость, в которой сидит отважный противник, стоит много крови. Русские в Брест-Литовске бились исключительно настойчиво и упорно. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе».

В фильме не только слезы. Есть много кадров, которые потрясают душу своей шекспировской глубиной трагичности происходящего.  По сути, вся картина создана авторами именно на таком  уровне. Вот только три момента. Торжествующе улыбается киномеханик.  Он отдает фашисту каску со звездочками, которые ему приказал собрать с убитых красноармейцев немецкий офицер. Рукой парень прикрывает гранату. Чека уже выдернута.  Улыбка победителя. Он сделал свой выбор! Парню неважно, что погибает сам – он убивает врага, посягнувшего на его Родину, на его землю, на его любимую девушку.  Киномеханик победитель в этом поединке, и герой побеждающее улыбается!

Глубоко трагична и сцена расстрела гармониста.  Защитник крепости, оставшись без боеприпасов, дает свой последний бой фашизму. Он посмотрел на фашистского автоматчика, глухо, саркастически хихикнул и во всю мощь заиграл разухабистую плясовую.  «Танцуй, Ганс, танцуй!» Радуйся, дескать, сволочь! Фашист понимает, что над ним издеваются. И даже немного подыгрывает гармонисту. С каменным лицом он недолго аплодирует в такт мелодии, а затем хладнокровно расстреливает безоружного бойца.

Макет Холмских ворот, построенный специально для съемок фильма

Макет Холмских ворот, построенный специально для съемок фильма

Через неделю у защитников группы Фомина кончились боеприпасы, вода и пища. Они изранены, истекают кровью, обессилены. Воевать больше нечем. Наши бойцы выходят к врагу. Те без перерыва орут по-немецки: «Комиссары, политработники, евреи, вперед, в колонну…». Комиссар Фомин проходит мимо фашистского офицера. Кто из трех сценаристов фильма или сам режиссер Александр Котт  придумал эту сцену – не знаю, но она гениальна по замыслу и великолепна по исполнению.  Фомин приостанавливается, и через плечо, вполоборота, смотрит на офицера и произносит: «Я комиссар».  Далее он разворачивается к фашисту чуть больше, чтобы тот лучше видел лицо комиссара. Глаза в глаза смотрят друг другу не просто два врага.  Две системы, две антагонистические идеологии. Два взаимоисключающих мировоззрения. Военная машина фашизма будет уничтожена менее, чем четыре года, а коммунистическая система рухнет сама почти через 50 лет… На экране проходит восемь с половиной секунд. Очень точный психологический расчет — и фашист заинтересовался тем, что хочет сказать этот комиссар, и зритель понимает за это время высшее движение души комиссара. С легкой улыбкой, в которой видна и издевка над врагом, и явное превосходство над ним, добавляет:  «Коммунист, еврей». Фомин не боится смерти. У него нет патронов. Он ранен. Нет сил. Но он не хочет подчиняться врагу, быть его пленником. Без тени сомнения верит, точно знает, что фашистов уничтожат, что мы победим, что он тоже победитель.  Поэтому он принимает такое решение.  На лице немца застыло в высшей степени недоумение. «Высшей расе» не дано понять этого «недочеловека». Эта сцена полный апофеоз фильма.

Не случайна и финальная сцена фильма с закадровым текстом. Все герои, неважно убитые или нет, все они проходят перед камерой, прощаются со зрителем. Глядят нам прямо в глаза. И, прощаясь, отдают воинскую честь. На самом же деле это мы им должны отдавать все высшие почести и вечно. А рассказчик говорит: «И ты верь. Они живы. Все, о которых я тебе рассказал, и те про кого мало знаем… Все они живы». Да. Вечно живые. Это было уже давно сказано отечественным классиком.  Так оно и есть.

Безусловно, фильм удался на славу. Я считаю его лучшим фильмом после распада СССР на военно-патриотическую тему. Не надо искать некоторые неточности. Авторы имеют право на вымысел. Нет Пети Клыпа, нет Матевосяна, хотя и есть герои, созданные по их прототипам.  Это подлинное искусство. И, как настоящее искусство, как настоящая, жесткая и хлесткая правда, это фильм — бой. Бой всем творениям типа «Коммандос» и аля оным, типа «Предстояние».  Бой почти порно и откровенному порно, захлестнувшим  каналы ТВ, кинотеатры и сотни тысяч сайтов за последние 25 лет. Бой скудоумию,  бездушию, невежеству. Бой всем умственно ущербным с претензиями на «переосмысление» самой сути фашизма и Великой Победы советского народа над ним. Но, прежде всего, это бой фашизму. Бой тем, кто ежегодно, в ночь с 9 на 10 мая сжигает венки на памятнике жертвам фашизма на углу Дзержинского и Куйбышева, бой тем, кто не хочет искать этих преступников. Бой тем, кто празднует день рождения фюрера и жалеет о том, что он проиграл ту войну.  Бой тем, кто, смотрит на человека и думает только об одном: а кто же ты по национальности?

Фрагмент макета

Одновременно это и бой советскому тоталитаризму. На протяжении всего фильма радист безуспешно пытается связаться с командованием: «Я крепость. Я крепость. Веду бой». Только связи нет. Так же, как нет, да и не было никакого разумного ни боевого, ни государственного управления в стране в первые дни войны и при планировании возможных боевых действий со стороны Германии. Все зависело от воли одного человека. Противореча здравому смыслу, потакая сталинским личным представлениям о скорой войне, ровным счетом ничего не было сделано для того, чтобы избежать разгрома Красной армии в июне – декабре 1941 года.  Вот что видится в сценах  неоднократных попыток установить связь  крепости с вышестоящим командованием. Люди оказались в мышеловке, созданной мудрым руководством и политикой партии. И тем выше и значимее видится их подвиг. Без вышестоящего боевого управления, без первоначальной связи между собой, разрозненные  группы защитников крепости  приняли решение бить врага, пока это возможно.   По словам Самвела Матевосяна  главное было перебороть страх. Кто переборол его, о смерти уже не думал. Главное – перед тобой враг и его нужно было бить! Не могу здесь удержаться, чтобы не напомнить еще раз уже известные факты. В том самом боевом донесении  фашисты пишут, что сопротивление в крепости прекратилось  30 июня. «30.6. Подготавливалось наступление с применением бензина, масла и жира. Всё это скатывали в бочках и бутылках в окопы форта, где предполагалось поджечь ручными и зажигательными пулями. После полудня авиация опять начала сбрасывать 500-кг бомбы. Когда при этом была сброшена 1800-кг бомба, попавшая в угол стены крепости и потрясшая своим взрывом город Брест, русские смягчились. Вечером с идущими впереди женщинами и детьми в плен сдалось 389 человек. Они получили от командира форта, майора, разрешение на сдачу в плен. Пленные отнюдь не были потрясены, выглядели здоровыми, упитанными и производили впечатление дисциплинированности. Майора и комиссара не нашли: говорят, они застрелились». Раненный майор Гаврилов был пленен лишь на 32-ой день войны. В известном романе Васильева главный герой  еще 12 апреля 1942 года убивает фашистов и только после этого сдается в плен, т.к. у него больше нет патронов.  Фашистский капитан Вестман, находившийся летом 1943 года в Брестской крепости, писал: «Иногда ночью нас обстреливают русские, которые прячутся в казематах крепости. Говорят, их не больше пяти человек, но мы не можем их найти. Как им удается жить там два года без воды и пищи? Я этого не знаю».  Так что гарнизон  Брестской крепости по праву назван бессмертным.  Его подлинные герои действительно вечно живые.  О них и снят  этот замечательный фильм. Фильм – правда. Фильм – бой.

 

На выходе из кинозала я увидел здоровенного парня лет 25. Он плакал.  Двое мужчин позади него, лет под 60, поймав мой взгляд,  слегка отвели лица в сторону.  По их щекам текли слезы.  Да и я сам тоже грешен был…

 21 декабря 2010 г.

Юрий Кузнецов.